Книжка. «Статьи о русской литературе», Виссарион Григорьевич Белинский, А. С. Курилов

0
0

Белинский. Одно слово было способно, при должном обращении, изменить всё Моё отношение к школьной литературе. Всего одна фамилия была способна с уровня просто скучной пятёрки вывести на уровень безумного интереса к буквам на листе. Да, в школе просто знакомство с работами такого как Белинский просто сделало бы Меня королём лит-ры.

Виссарион Григорьевич, это как раз тот человек к которому стоит обратиться в тот момент, когда уже художественная литература стала скучной. Это тот парень который из обычного уже приевшегося текста делает шедевр. Белинский словно учитель чтения, когда Ты не умеешь читать, то просто смотришь на станицы книги и видишь в них просто какие-то причудливые символы. Да, символы, это красиво. Но когда их насмотрелся и они не впечатляют, следует обращаться к Виссариону, он научит читать и покажет что просто набор значков на листе бумаги — это лишь одна сотая от книги. Он показывает куда смотреть и как понимать. Наверное да, Я поддержу Белинского, его работа ни чуть не менее значительна в литературе чем работа писателей. Какой смысл от искусства если его никто не понимает? Книга — просто нарезанное бревно, если не уметь читать. Картина просто холст и масло, если не уметь смотреть. Песня просто набор звуков, если не уметь слушать. Жизнь просто череда дней, если не уметь жить. Белинский учит жить, учит понимать жизнь, показывает как она выглядит.

Много ли Я прочитал? Нихера. От всех сочинений критика, в «Статьях о русской литературе», дай Боже, содержится 1 или 5 процентов. Здесь немного о Гоголе, немного о Пушкине, Лермонтове и Грибоедове. 

Бомбой бьёт Виссарион Григорьевич, подтверждая ещё раз истину о страхе непонятного строками о призраке:

призрак тогда страшен, когда в нем есть какая-то неопределенность; если же вы в призраке умеете разглядеть слизистую пирамиду, с какими-то челюстями вместо ног и языком вверху, тут уж не будет ничего страшного, и ужасное переходит просто в уродливое

Но Самое сильное — про обзор произведений искусства. Да, Меня это зацепило больше всего. Признаться, Я увидел в этих строчках Себя и стало очень приятно. Даже стал немного гордиться Собой))) Вот эти строки:

Гораздо легче чувствовать и понимать прекрасное, нежели заставлять других чувствовать и понимать его!
Если одни из читателей, прочтя мою статью, скажут: «Это правда» или, по крайней мере: «Во всем этом есть и правда»; если другие, прочтя ее, захотят прочесть и разобранные в ней сочинения, – мой долг выполнен, цель достигнута.

Типо да, Я — тот кто помогает понимать прекрасное. Я — неотъемлемая и важная часть индустрии. Опять же какой прок от картине слепым? Никакого. Чтобы наслаждаться ей, следует сначала прозреть. Этим Мы тут и занимаемся) Если после разборов строчек, треков, альбомов, книг, видосов и так дальше хоть кто-то включает их и видит этот смысл, то значит — Я справился) В этот раз задача выполнена успешно, кто хотел понять — понял)

А вообще, Белинский — убийца, волкодав и хищник в литературе. Он видит то, на что остальные просто смотрят. Он видит грани, видит героев и учит смотреть не только между строк, но и по сторонам. Татьяна из «Евгения Онегина» — обычная сумасшедшая баба, забитая мамашей, такая же как и одна из героинь «Горе от ума», забыл как её зовут. То, почему «Мцыри» — это искусство, а «Горе от ума» — записки для кретинов можно узнать из этой книги. Очень малая часть всех сочинений, но очень большой охват мысли есть в «Статьях о русской литературе».

Напоследок хочу привести отлично раскрытую идею о девушках. Да, то, о чём Мы говорили, оказывается уже известно не просто давно, а очень давно. Белинский в Своё время, Своими словами сказал, то о чём Мы сказали недавно Своим языком. О том как неосознанно становятся сумасшедшими бабами, неадекватными, злыми и ссучеными. Вот этот момент:

Едва исполнится ей двенадцать лет, и мать, упрекая ее в лености, в неумении держаться и тому подобных недостатках, говорит ей: «Не стыдно ли вам, сударыня: ведь вы уж невеста!» Удивительно ли после этого, что она не умеет, не может смотреть сама на себя, как на женственное существо, как на человека, и видит в себе только невесту? Удивительно ли, что с ранних лет до поздней молодости, иногда даже и до глубокой старости, все думы, все мечты, все стремления, все молитвы ее сосредоточены на одной idée fixe[45]: на замужестве, – что выйти замуж – ее единственное страстное желание, цель и смысл ее существования, что вне этого она ничего не понимает, ни о чем не думает, ничего не желает и что на всякого неженатого мужчину она смотрит опять не как на человека, а только как на жениха?
С восемнадцати лет она начинает уже чувствовать, что она – не дочь своих родителей, не любимое дитя их сердца, не радость и счастие своей семьи, не украшение своего родного крова, а тягостное бремя, готовый не залежаться товар, лишняя мебель, которая, того и гляди, спадет с цены и не сойдет с рук. Что же остается ей делать, если не сосредоточить всех своих способностей на искусстве ловить женихов?

А все заметки можно прочитать тут

*В книгу включены работы В.Г. Белинского, посвященные творчеству Г.Р. Державина, А.С. Грибоедова, А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова и Н.В. Гоголя.

Добавить комментарий